на главную страницу сайта Сергея Летова!

Отрывки из литературных сочинений
Юрия Зморовича

Из сборника НАГИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ
Киев 1964

А.Р.

	      ТЫ    
	        В распылении
			       Собственной плоти
		  Комками
		  Исчезнет
			      Людей
					  Продолжение
		  И
		  Упорядочив
		  Мысли
		  Миром зубчатых колёс
		  Обернётся
				Всё...
		  Выйдя
			  На встречу
				      С желанной
		  Сомкнутся
				  Веки
					 В страхе
		
		  И
		  Породив
				Мрак
				   Ночи
		  Исчезнет бесследно
		  Твоё Представление:
		  Кроме
		  Ночи и Крови
			
		  И
		  Не согласишься никак
		  Что
		    Тело
				Своё
		  Развеваешь
		  В ветер
		  До тех пор
		  Пока живо
		  Сознание
																				 
		*       *       *        *
		Грива белая
		Разметается
		В море
		Больше
		Страсти
		Выплеснутой
		На заре
		Отлетело
		Безумие
		Дня
		Звёзды
		Скручены
		В ритме кан-кана
																											 
		****
		В пустыне
		Одна
		Голая
		Жирафа
		Пятна
		Нервными
		Бликами
		Расползаются
		Кожей
		Ноги
		Песок
		Огонь
		В пустыне
		Небо
		Лопнет
		И разольётся
		Смоет
		С жирафы
		Лохмотья
		Нейлоновой
		Комбинации
        
		Рухнет
		Стыд
		Пепел
		
        И крик

                  Алле
     
        В распрямлении
        Солнца
        Крадётся
        Основа

        Руки дрожат
        И светятся
        Газом

        На остановке
        Колесо
        Продолжает
        Движенье
        И в
        Памяти
        Зыбко

        Осень пришла
        Вместе с блёстками
        Марса

        В том Откровении
        Зримо Предчувствие
		
        Долгой ночи
        И дня
        Бескорыстного
        Яркого...
		
       *****
	   
       В пещере
       Холопа
       Истина
       Замурована
	   
       Солнце
       В страдании
       Свет
       Без-
       Уча-
       Стен





       В полёте
       Луноликая
       Птица
       Роняет
       Крыло _____________
	   
       По воздуху
	   
       Падает
       Плавно
       Сверкая
       Последним__________
	   
       В море>
       Где
       Беззаботные
       Рыбы
       Плещутся___________
	   
       И некстати
       Наверное
       В воду
       Врезается____________
	   
       Рыбы
       Испуганы
       Сиянием?
       Или кругами?________
	   
       Игры
       Разбиты.........
	   


В самой 
        Серости
               Неба
Миллионы цветов
Бесконечности
Сотканных
          Радуг
Пред дождём
Напряглась
И застыла
Печаль –
Красота, покорённая
                   Мигом.

*******


Я с радостью
Бы
Оседлал
       ФРЕГА-
ТЫ,-
Всё старое
И ставшее
Музейной ветхостью
Но новое
Ценю ничуть не меньше:

Ведь всё
Во Времени –
            Неповторимой
                        Редкости.


                          Онего, авг.1964



Помни.
Всё
    В пурпурном
"Помни" –
       даже Любовь
Могу ль
      Подчиниться
                Себе?
Но мёртвый 
          Покой
               Убивает:
"Зачем?"

надежды не видно
               и в
              детской купели.

........................................................

Восемнадцать раз
"всегда" и "грусть"
тридцать шесть:
"никогда"
пурпур
зелень
солнечный цвет
мрачно зияние ночи
звуки вальса
и бесконечность органа

-вот
жизни мгновение.



          5сент.

Последн.суббота
В Граде Петра



Что это:
"...в полёте
этой язвительной
не без привлекательности
трёхногой женщины
я
усмотрел рвенье к – Сознанью. Туфли
висели перед глазами,и чудилось –
чудно-чудесное: она улыбалась им.
Приземленье всё ж
Совершилось."

???????????...................






И в этих приветствиях – странствия странностей
Разные голоса захлёстывают меня.
Но проблемой встаёт – я иль не я? я стучу и
Терзаю пергаментов метры, слово ж мертво.
ИЛЬ не так? И в бешенстве апокалипсических
Ударений отбиваю всё новые дроби. Можно не
Упражняться, можно деяньями сказываться. И –
Одним контрапунктом терзаний – главный
Вопрос, обращённый в призванье моё – ЧЕЛО
ВЕКА.
Я поднимаюсь в дерзаньях снопений
И вещевая иных – молчаливостью. Усталость:
И крутится, крутится – шмякнется оземь.




                      *          *           *          *


в дрожи рук
и в молении сердца –
отзыв –эхо.
В безволии –
Накопление тела

Это страх –
Ощущение Завтра –
Больного
Дления
Времени.


*******

На тарелке
Раскинулись П – О – С
Простыня белее другой

Б – О – Л
Колени неистово молятся

К – Э _Тан
Где-то
Протянуты волосы
Слышна душа

Раз – То – М – МЕСТЕ
Чулки ушедшие в землю

У – Н  - А

Дрожь

Ш – Там
На тарелке ....


******

                                И с т и н а


Коса
Улыбка эпикурейца
Странно там
Гениев ладан
Просьба ушла по реке
Гнев спрятан в ладони
Образумилось солнце
Ветер исчез

Ноги
В поцелуе прощенье
Круг в сирени распластан
В фонтане купаются рыбьи хвосты
Желание с женщиной связано
Охра меняет свой облик
Обращение к атому
Стать – розовеет –смыкаться

Огонь
Человек во сне василиска
Море зовётся платаном
Хотя колесо в четыре угла
Память имеет цвет
В луже твой мир
И рук пожатие брызнет –
 Слово распилено


**********



Снег

Снег

Снег ____________ и телец на заре

Снег

Снег

Девушка – плащ

Снег

Снег

Снег _____________демиургова конница

Снег

В капельках  капища

*********


              Подойдя к женщине
              В шуме
              Магазинного платья
              Желая гладить её
_______В диапаузе______________
              Стеклянные ноги
              Выточены в тропу
_______Она хочет того же_______
              в повороте льющейся улицы
              Спешат страсти в парадное
              Тесьма превратилась врельеф
              В окольцовьи сжимаются бёдра
_______Медленно и елейно_______
              Следуя электрическим проводам
              Выход
              Ищет
              В асфальте
 ______Автомобиль______________
             Расленямый
             Надвое-втрое
             Обезличил надежду
             И развалились
             Яблока половины
_______язык не был взведен_______                   
             Не найдя выступающей точки
             Мир бессмыслен в агонии
             И в стекле
             Затерялась
             Застывшая поза

Отрывок из пьесы "Лесбийский подшипник"

МУЗА ИСКУШЕНИЯ (подбирая листок из дневника героя, читает, не скрывая иронии по отношению к автору дневника):
- 12 часов 33 с половиной минуты.
- Я решил облегчить душу посредством слов. Слова. Слова – вытаскивают мою энергию, мою хворь и укрепляют моё здоровье. Впрочем, всё может быть и наоборот. Но я переселяюсь нынче в них. Тих их след. Тих, очень. А я наполняюсь, переполняюсь и переливаюсь в них.
- Я уже прожил, в общем, достаточно. Достаточно узнал, пережил, перестрадал. Но порой мне кажется, что я ещё и не жил вовсе, что я отсиделся, отлежался, отоспался и ничего не узнал и не почувствовал, а только состарился, ослабел.
- Я изучал философию, хватал через край всё, что мне попадалось под руку, пил жадно и чрезмерно, надрывался, но чувствовал себя счастливым.
- Когда-то случилось со мною, когда я был вовсе юн, и мне показалось, что я ничего не смогу сделать, не смогу полюбить даже, нормально, так, чтобы быть полнокровно счастливым и в состоянии сделать счастливыми других. Одно вступало в противоречие с другим, приносило мне боль
- Но что-то происходило и время шло.
- Я изучал философию...Под этим следует понимать, что я пытался постичь себя и мир. Я решил делать это, жить этими всеми возможными средствами... Таково искусство, такова наука, таковы разгул, институт брака, такова служба, гнёт и гнёт, все виды несвобод и принуждения...
- Я испытал их. ИСПЫТАЛ СВОБОДНОЕ ПАДЕНИЕ ВОПРЕКИ ИМ. Я летал и разбивался. Долог был мой сон... Я быстро уставал и быстро устаю. Я не могу говорить долго. Я должен часто менять состояния, чтобы чувствовать себя и...жизнь.


В продолжение этого текста герой начинает подниматься и двигаться, словно сомнамбула. Движения его становятся всё более уверенными, его отсутстующий взгляд –всё более осмысленным. Он следит за насмешницей, печально улыбаясь

.................................................
ЛИРИЧЕСКИЙ ГЕРОЙ:
-Се – комар обезжаленный.
И пролез я к себе через отверстие, а какое – не помню, и оказался в тёмной зловонной массе, в которой от муки воссиял и запищал, и мир прорвался ко мне, и стыд зловонного моего существования сменился дешёвым ароматом устричного места похотливой твари одной, и тогда только рассмеялся я от близости погибели истинной.
...Звуки пищеварения и на этот раз спасли меня, вывели из заточения – в пучину насилий и зверств: отрезал я всё, что ни попадя. И такие уж существа попадались мне, а крик их был столь
сладостен, а части вкусны и совершеннее всего составаЙ
И потом я пребывал в длительном полёте, из всех отверстий моих комариных извергалось и плотное, и разжижженное, и творил я,творил, и все ужасались, и ужасались, кто уцелевал от моего жертвоприносительства бесконечного, ибо много членов попортил я многим, и очень многимЙи пел при этом, и блевал сильно, и снова источал жуткий запах тления, но, видимо, и исцелялся этим.
Комариные же мои конечности стеклянели и принимали очертания необычайно вздувшихся резервуаров. Член же мой удлинялся и утоншался. И боялся я, что столь хрупким станет,что разлетится на мелкие осколки, но превращался он только в эдакий утоньшённый инструмент, не только музыкальный, правда,...и вились вокруг него желающие его наперсницы...И всё же, обезжален я был, и ох как обезжален!
И была ли то ночь, или утро, не мог я разобрать, и – точно – находился в теле своём гостем-комаром, и было то тело больше, чем мир предсказуемый и описуемый, и путешествовал, перемещался по нему я долго, и до сей поры, и болею, и кричу, и зловоние распространяюЙ
НО КТО, СКАЖИТЕ, КТО ЖЕ ТОГДА ТАК ИСКУШАЕТ СИЛЬНО МЕНЯ, УЖЕЛЬ Я САМ, и для чего это моё двойное существование, в комарином и телесном облачении, и для чего насилие я произвожу над другими, зачем страдаю, и что – зловоние
Себе, ужели – нескончаемо?
И – утоньшается мой, утоньшается, и крик мой несётся по жилам и всем проходам, но обезжален я и обескрылен, хоть и –
КОМАР.


...................................................................


Фрагмент из поэмы рефлексий "ФУГА С"

Излившаяся, или излитая до почернения, а затем и до полнейшего яснения, зыблемая и неповинующаяся никаким управителям внешних ли, внутренних сил и персонализаций, - фантазма ли, реальная ли материя нашего духа – останавливается в своем неоповещаемом кипении, а брезжит, кусает и досто-переливается...что-что-что???!! Что это было-было-будет-будет ли?....
А –льётся, напрягает и сосуществует... в таких-то гранях и осколках безбрежныих, неочертаемых валентностях, что и не выдохнуть. не проглотить...
Вот се- и путешествия для всех совнутренностей и внешнестольностей и слоённостей...
Было б распоряжение – сбоку ли,сверху, изнутри ли, что едино и – поехали!...
Так вот....вот....и – чего:
Влюбимшись и содвигаясь, стало быть, помыслилось,не выходя из коробки одной, обозлясь, пошелестеть шалостью в размахах и скачках.
И всё это нортумбрианство как-то возохотилось и припало.
Оно переходит в Я, и далее – в них, и в неё, и - в Мы, и – в Со-... и уже не мыслится иначе как вовне и извне. И прилагая всё,что присучивается к ветвистости проклятий и восхвалений, дёргаешь и вонзаешь.....
.................................


Из "Книги лучей" 1965

1.Рублено небо; камень горчит чуть; ссыпается солнце.
2.Всё здесь в зиме: молод, в цвету, красная шапка часов, удали.
3.Где-то подарок тебе: или в земле хрусталя, в шутке ли рук.
4.Восторгов свиданье. Дленье прикрас; хромот рукава – ловцы дорог.
5.Бездетный,что знаешь?В сотню детей моих правь –крепок отец!
(Вот цветок полей роста: сотня детей отца одного.)
6.Род мой великий! Моисей-долгожитель сплёлся с русою Живой!
7.Сор и краса – следов на траве, мытых земель, звёзд ли, стёкол?
8.Её платье в кармине; пляски – в устах мира.
(...Зеленеющих более в разных цветах: кармин, лазурь, охры – роста.)
9.Так будто в жизни милой, девичьей, глупой, мудрецкой всё ж хвала!
10.Что ж, великий мудрец , - в глупости жён упрекал : мне же светом милы.
(Жена и у того в речи: безмолвна, безлика, прекрасна.)
11.Бледен локон травы; сыт поток ручья; вождь – ливней оркестр: сила шагов!
12.Букашка подсмотрена : чуть шевелит собой, чуть очертанья черны: соки утр.
13.Или – мала; или ладна наивно; либо в избытке дыханье; верьте, права.
14.Она – это; из сомнений подруга пришла – жизнь молодая.
15.Рукопожатье, хилое слово, поры лица, несметность воздуха, человек.
16.Старуха пригожа речь шевелит: молодость направляет.
17.Где бы бег подсмотреть? – глянь на женщины тело.
18.Пахарь добрый, спокойный, ладный на Земле – вот и смелая рать.

---------------------------------------------------------------------------------

Из "Книги тропинок" 1978

Не хотелось вставать
Зашипела река
И зажглась простыня
От девичьего сна Как коленям остыть
На полке купе
Где вагон месит путь
Среди стёклышек солнц И ресницы дрожат
Плеч восторг покат
И песчинок полёт
Увеличен в сто крат Не пустить бы зной в сон
Растоптать бы шаг в бег
Малышом больше красть
Ветры мудрых бесед А колёса ток в ток
По боку им моё
Вытянутый путь в срок
Обещаний не раздаёт * * И гнался я следом
И каждая вмятина
Взлетала
Бабочкой
Из-под ног Уж я уносился
По этой тропинке
Морских брызг
И в небе
Висели
Груши несчастья
Меж ними
Смеялись
Весёлые рожи
И ленты
Желаний
Путали крылья
И по небу
Строился купол
Из мотыльков Уж много как
Всё в пути
Все капли дрожат
Срываясь за мной

*
Хотелось бы счастья
Всем людям
Лищь прикоснёшься
И жизнь напряжённо
Отступит
Тебя разглядеть
И дрожью помножишь
Охоту охот
Гонять, уставать
И вращаться
Среди
Ветров Хотелось бы счастья дать
Всем-всем
И тем, кто мечтает
О комнате без окна
И тем, кому лето
Дороже всего
И тем, кто бездетен
Напрасно
В-общем, всем И туго натянутый утром
Сон в руку
Вдруг прогрохочет
И осуществится



Из сборника "Около чего"


****

Запомните,услышьте,нет-нет-нет
И тонко,очень тонко,очень-очень
Такие крохкие,такие ломкие
И где им жить и жить –
Лишь распадаясь вдребезги


****

Болен боль он-он
А где оль,большой ОЛЬ
Где боль и ушла
Большая,большая ОЛЬ
Ушла и ушла


****

Из сборника "Словенница"


Зов,о зов отчаянной песни!
Она рвёт и улиц и площадей
Завесы
Солнце вдруг коснулось меня
И хлещет дождь
Омывая солнце
Походки меня веселят,утомляя
О,здесь Испания и Украина
И Африка,и Марс,и СатурнЙ Веселись,Земля!
Скачи,безумствуй-
Не перестроить твоих капризов! И дождь, и ветер, и скорость-
ЖизниЙ Несётся оно,несётся
Несёт меня и по крышам
По каплям –слезам и сокамЙ О,здравствуй-прощай,прохожий!
О,здравствуй-прощай,мой милый –
Весёлая жертва походок,
Играйся со мной и верь мне:
Поющее время насытит
Тобою и мною – ветер...

                  16.9.86

	  Это- стихотворение-
        Размышление.
    Это – видение пупка –
      Это грех и свобода.
        Если кто-нибудь захочет почувствовать вибрацию
        Пусть глянет сюда –
        Звук и звук-
        Откуда?
        Он везде.
        Он – очень скрыт от посторонних,
        Хотя
        Нет ни посторонних,ни чужих
        Пупок –
        Един-
        Это знак родни, которая
        Везде
        На всех
        Континентах...
		
        * * *
		
        слушай,
        слушай!
        водопад –
        это то же,
        что и полёт
        семени-
        рождайся!
        Рождайся!
        Только
        Не опоздай
        Узнать
        И услышать....
		
		
		* * *
		
        Сан Ра –
        Солнца крик,
        Солнца шёпот,
        Солнца молчание.
        Трубы и саксофоны-
        Барабаны.
        Очень много барабанов.
        Потому что
        Луч один.
        САН
        РА!
		
        * * *
		
        импровизация.
        Импровизация.
        когда
        пол
		
        сексуальность-
		
        расплавлены
и
транспортированы
в глотку
поющего.
секунды
и двигатели-
главные
пожиратели
Универсума.
Ј *
трагедия и комедия-
суть
вёсла,
галерыЙ
но где
обнажённые тела гребущих?
Их соски
И гениталии
Шумят и сияют.

Из книги прозы "МИНИМАЛИССИМУС"

Однажды он сказал:
- О... как хочется говорить мне, и говорить... О... как хочется мне, хочется... лучше молчать! Как хочется петь мне... или танцевать... О...о! – одни вопли, междометия испускал он от своего огромного желания. Однажды он сказал /очень тихо/: - Я помолчу... помолчу долго в средоточии. Пусть сила во мне соберется... взорвется... Слово... выструивается под нажимом многих атмосфер... За одним единственным – громадное напряжение... М-м-м-м-о-л-ч-у... И - замолчал. .................................................................... .............................. И вот прошло время молчания. И он разродился : -Свет – о - перемирие – ах – сотня тел в лучах- -О- слово взвесило меня- – о – о - о – взлет.... -Я - вижу... весь в лучах... ах – истины очаг! И – снова замолчал. ............................................................... Однажды он сказал, сидя на горе: -Как много любви прошло через меня: строем строй поющего, танцующего народа моего. Уже осознал себя в любви –народом своим. И мир воссиял. -Уже не один я, озаренный миром. Всяк чувствующий скорбь да коснется меня и – просветлеет. Всяк желающий кроме желающего тьмы пусть коснется меня. Забываю о себе – во имя вас, во имя множества превращаюсь в часть, часть же соотносится к целому и множество поглотило меня и я переродился в множестве. Да пойдет этим путем каждый желающий благости. Уже все желания человечьи Слились в одном, уже все занятья направились в одном усилии, уже массы, массы человеков слились в образе улыбки, зардевшейся Истины лучистой в Бесконечности. И долго он сидел на горе, освещенный и согретый вселенским сиянием. И долго говорил он, обращаясь ко всем отмеченным чертами людскими. Вещал он всему миру более того. Долго, долго и очень долго. И никто не шел к нему. И снова замолчал он и спустился к человекам. И стал он всматриваться в их лица и прислушиваться к их речам. И очень понравились ему они. И был он скромен в своем внутреннем сиянии и очень любил их. И решил он, что не поймут его,если не выучится их языку. И стал повторять он следом разные слова: -Водка ... барахло ... деньги... и разные определения гениталий... И - не очень нравилось ему это, но любил он человеков более всего. И было ему среди людей легко. И молчал он иногда,однако. И все чаще и чаще, и все больше и больше. И мирились люди с его молчанием и неумелыми речами, ибо говорил он не своё, но не нравилось им это, и печалился он от того. И молчал еще больше. ....................................................................... О гордыне Минималиссимуса.

Не стыжусь гордыни своей человеческой, единственно противостоящей миру сему. Стыжусь мира сего.
И потому горд, что обладаю внутренним.
Но и в миру спрятано чужое внутреннее.
Потому разделяю и гордыню мира запрятанную.
Но становится она очевидной в деяниях духа через телесное. Когда дух сияет сквозь мир, мир преображается в надмирие. Тогда и происходит прощение и уничтожение гордыни видимой. Так говорю я в ночи перед душой своей и обращаясь к душам братьев своих, может, и невидимых. Ибо однажды пошел я по дороге совести и чистоты и увидел, что внешнее и правит миром, которым сам внешен. И ужаснулся я и потерял мир, думая, что навсегда. Но тело мое роптало и было осмеяно, и осмеяны были любимые мною, чистые в совести. И возроптал мой дух и почувствовал горечь первую гордыни. И восхотел я жизни своей в гордыне совести чистой. И снова было осмеяно тело моё,и снова и снова. И обратился я к тончайшим оболочкам мира сего, сквозь которые и могут светиться непорочно притязания гордыни моей совестливой. И снова был я осмеян. И снова гордыня моя возроптала и на поругание ответствовал я толстой личиной поругания своего, ибо была это шелуха и скорлупа мира сего, за которым оставался мир души моей в гордыне совести чистой. И снова захотели поругать меня. Но жив я, и жива гордыня моя, страждущая за себя и за гордыню совести чистой мира духа истинного, и ничто не может поколебать жизнь сию духа возгордившуюся однажды среди мира духом оставленного. Сходит на землю сияние из всеобщего светила, как и маленьких светил, как совокупностей в целое вливающихся, так и целого, кое вливается на каждое и разрозненное. И только гордыни наши каждые, тянущиеся к целому и есть направленные в духе и истинности и прощаемы совестью чистой, без которой мир и вправду коварен и страшен. Так шептал Минималиссимус в тишине ночной пустоты, будучи малым, бесконечно малым в гордыне совести своей чистой. (13.11.97.) И это речи и только речи. И это течение, и волнообразное, и струистое, и каплеобразное, и рассыпчастое. И волны образуются в буруны и рассыпаются в брызгах мелких. И насыщают воздух, и разносимы ветром, и покрывают, насыщая земное, и сливаясь воедино с себе подобным и растекаясь по сторонам от тверди неприемлющей, но формирующей движение ее. Куда? В поиске или в жажде вечного притирания и проникновения? Как влага сообщается с твердью и чуждыми стихиями, так душа ропщет миролюбиво, не борясь с противным, хотя и обтачивая то до гладкого скольжения и до пыли себе уподобляя. Так твердь становится пылью, хотя и не достигая вязкости и слиянности влаги подлинной. Вот в чем и влажность каждого малого сего, и даже минимального.

* * *
Странное; странное, стреноженное веселье: что-то нужно, необходимо делать, это когда пустяк сущий : ядрышко и чёрная зола – белый день после голубеющего света утреннего сна; липкий жар – голубой экран – пошлые слова и горечь, оттого, что окружили какие-то существа – а бес кружится со своей жалкой ухмылочкой - одиночество, хотя и пейзажики за окном,сладкое марево домов,церквей, а реальнее слов на вертелах моих членов ждущих употребления: рассвет в нёбе иссушенном :травка наркотического,тела,отдыхающие вокруг моего трудового страдания...
Красивое, эстетическое – ибо напряжение снято,боль адская снята,бумагою промакнулась и вышел лучезарный лик один чистой плоти,как бы порочна она не была в жизни – одна иконопись: ни пороков,ни гнусностей – застывшее благолепие.Воссияло.Зазвучало....
? октября 80 года, Москва, Измайлово, туман, гостиница, подпольная жизнь, все стремятся друг к другу, кто с намёком, кто с рублём,кто с жаждой бархатистой кожи,кто- встрять в волосину и чужую слизь. кто – не доходит до всего того ,хотя и с жутким желанием, распинается, распаиваетсяЙраспятый – увлекаем прихотливыми играми вздутого воображения и производит нечто. что вовсе не делает его непохожим на других в их мизерной пачкотне.
Каждым своим сопением, трением членов он вынуждает себя ко всеобщей пошлости: склеивается песок с тем.чтоб развалиться даже от чьего-то случайного пуканья за тридевять земель от тех мест – и нечего сказать, некому пожаловаться.
Нависает, скопляется дымка, висит, и солнышко даже, возможно, прорвётся, да что толку!
Бешенный град,сонный остров, одно мгновение, спящая красавица на заржавевших, но бесконечных рельсах, выстроенных давно для неосуществившегося маршрута.
Кто знает, возможно, сам поезд стоит, в сарае ли, в подъезде ли, на чердаке ли злачного притона, или разместился на конвейере образцового предприятия, которое умолкло в виду несущестовования рабочих: рельсы и машина не соединились. И она лежит на шпалах с ещё работающей, пульсирующей по телу надеждой – это п е р е е д е т её, но нет: кровинушка её,стремящаяся вылиться наружу, шепчет: погоди, я нужна тебе, ещё нужна.
И вот туман завис над ней с тайным,вовсе не бесплотным вожделением.
Он пользуется,он уже пользуется её неведением, он проникает туда,куда не сможет так глубоко проникнуть её любовник ещё лет через десять, он обладает ею, несведущею в своём предназначении...Но – поезд-то! Антураж! ...дохлая декорация, повод, не более. Замыкающий пространство её лежания, символ, пот плоти посторонней, чужой, отчуждённой, отвратительной и ей. И, что же –взаимно? Хотя, кто знает....

* * *


70-80-г.г.


1.

"Кто ты?"
"Я чистая душа.Душа,обнявшая детство вместе со всем миром.Нет больше мира,нежели объятое мною".
"Ой ли,наивное заблуждение!"
"Нет,это истина,единственная,могущая быть."
"Что же ты знаешь об опыте поколений,о вселенной?"
"Ничего."
"Вот именно".
"Я продолжаю постигать.Я в постижении.Оно постоянно во мне.Ты слышишь. Я разрастаюсь с каждым мгновением,я сужаюсь и концентрируюсь столь же постоянно."
"Назови же мне хоть одну краску мира."
"Назови?Так ты хочешь увидеть краску или услышать мой голос?Ты хочешь постигать вместе со мной огромное или предпочитаешь жонглировать камушками,оказавшимися случайно под рукой?"
"Как же я могу тебе поверить?"
"Скажи мне,хочешь ли ты увидеть то,о чём я говорю? Единственное,о чём тебя спрашиваю, хочешь ли? О,как сам постоянно желаю этого,как ненасытен я,ещё больше себя самого,ещё более видимого,слышимого,возможного...Хочу и рвусь туда!"

2.

Первая женщина.Вторая женщина.
Первый член комиссии.
Второй член комиссии. Гости. Девятиклассники.Нет,просто множество учеников. Одни светлее, голубее, прямее, выпуклее, вогнутее, как лёгкий шелест, тень крыла в полёте, пунктир тел и большие яркие пятна.

3.

Только что молодой человек вмещал в себе дивное,явно прекрасное.Ныне ж он идёт с суровой книгою-путеводителем по городу Н....13 июля 1777 года, или ещё пару столетий тому,16 часов 3:5...нет уже 30 секунд миновало, ещё десять, минута, далее, далее, прочь....

4.

-Здравствуйте! Как вас величать: человек, магистр, проходимец, муж, отец семейства семейства?
-Величайте меня просто – товарищ.
-Ничего не просто.Не знаю я,как обходиться с вами. Быть может,присесть...А смею ли? Зависит ли моя судьба от вас? Злоупотребите ли вы своим положением,не наделаете ли мне какой беды? Вот я не при воротничке, а в ковбойской рубахе. Может, и хорошо, потому как воротничок мог бы вас натолкнуть на мысль, что я не прост, или мысль у меня какая-то не та, а вот ковбойка – она и дёшева, и скромна, и носит её большинство. А, может, это-то и не хорошо: знаю. один наркоман обожает такие рубахи. Что, если вы знаете его? Опять же: может, вы считаете его бандитом и отщепенцем, а, может, он друг вашей дочери, просто славный малый, друг семьи, разве – со странностями...Умоляю вас, скажите мне, кто же вы и как ко мне отнесётесь?...
Бедняга расчитывает быть точным в своей жизни. Ну.доберётся до виселицы он таким макаром, ей-богу...

5.

Вот прошёл дождь. И хочет снова пойти.
В прозрачном и строгом одеяньи природа. Застыла,ошеломлённая.
Зелень и мрачна, а вроде вот-вот превратится в золотистость, в жёлтые пятна, растечётся и –что это? Поют и птицы. Только по одному колену – ждут – как аукнется,что миг следующий отдаст.
Капает понемногу уже: кап-кап-кап.Уже льёт и какЙ
И явится сейчас из-под размытой зелени яркая желтизна, вот сейчас...Где это она?...
И,может, уже не капает...
Такая она застывшая, эта природа.

6.

Пел. Он пел.
Соловушка разлил чернила и остановился в своей решимости создать новую систему мышления.
Дело в логике.
Дело в поэзии.
Поэзия – логика.
Логика имеет формы бытия,познания,восприятия.
Формы – живы.
Музыка прекрасна. Соловей одел брюки и выбежал на улицу. Сидели толстые, добрые, изуродованные бессмысленной жизнью тыквы. Он надрезал одну, обогатил другую, четыре выкатились на трамвайную колею. Трамвай остановился и прочитал лекцию.
Этот юный безумец схватил колесо и завертелеся по перекрёстку. Следущее:
Автомобиль большого начальника послужил ему головным убором.Приподнял его и поплыл по асфальту. Эта огромная карета постепенно наполнялась курочками, тёлками и шнурками. Из окон повыдёргивались окрававленные бинты.
Милиционеры останавливали транспорт,пропуская автомобильЙ У конца дороги, где гуляли быки и кобылы, автомобиль остановился.
Снова появилось усатое лицо в чёрных очках. Он долго целовал ей затылок,задрав волосы,она в это время снимала юбку.Остальные устремились к воде. Они оказались уже в городе.
Открывались и закрывались старые ворота.Переулки следовали один за другим.
Он открыл ей одну дверь.
Она открыла ему другую,но его уже рядом не было.
Он зашёл в открытую им дверь,она – в свою.
Они с трудом пытаются поместиться в ванне и отдаться друг другу.
Подъезжает автомобиль,из него выходит большой,очень большой начальник.
Он открывает дверь,которую открыл Он,затем дверь,которую открыла Она,стоит и подходит к машине.
Дверка открывается навстречу ему.Он стоит,дожидаясь молодых людей.
В открытую дверь,со злым выражением,Он выталкивает Её.
В другую дверь выталкивает Его Она. Они обегают машину с двух сторон и бегут по улице. Машина медленно едет за ними,он поворачивает на перекрестке совсем в другую сторону. Молодые люди забегают в садик.В ящике с песком Он избивает Её и бросает,дежащую. Милиционер хватает бегущего человека,строго смотрит на него,затем показывает на асфальт.Там лежат часы.Милиционер поднимает их,вручает Ему.
Тот небрежно кладёт их в карман и бежит дальше. Из тёмного парадного надвигается на неё тип с чёрными усиками в чёрных очках.Рука его грубо хватает девушку за грудь.Они исчезают в парадном. Бежит парень по улицам,прыгая с высоких заборов.Ему попадается навстречу старик,протягивающий юноше яблоко.Тот бежит дальше.Старуха выносит ему цветы.Юноша бежит дальше.Неожиданно он останавливается: в окне напротив смотрит на него в упор обнажённая женщина.Он идёт и проваливается в чёрный вырез двери. Длинный тёмный проход, лестницы,дворы.Он садится на землю.
Рядом с ним – голые ступни ног его девушки.
Лицо её неподвижно.В углу рта – запёкшаяся кровь. Неподвижно сидит юноша.
Юноша и девушка оказыаются в лифте строительной площадки.Лифт медленно начинает подниматься.Предметы и люди на земле становятся всё меньше и меньше. Я имею в виду,что созерцание со стороны пришельца жизни народов и стран чужих имеет лишь смысл слабой аргументации для подтверждения твоего главного единственного опыта.

                           *

Я поместил себя в камеру такую тесную ,как только возможно.Я уверен,что познакомился с самой чудовищной формой угнетения.Похоже, что меня подспудно так влекло в заточение,что я,опасаясь вмешательства чужой воли,срежиссировал всё это собственными силами.Это опыт добровольного заточения во имя ощущения сладости познания иного,освобождения сосуда собственногоЙ
                           *

Подвергаясь насмешкам и оскорблениям людей, по сути не желающим тебе зла,но влияющим на тебя и насилующим тебя из должного ощущения твоей инаковости,-и создаётся то изумительное ощущение твоего схождения в неведомые и чужие страны,для которых подлинное любование или нахождение в самом экзотическом окружении,будь то запад для жителя востока, либо север для отъявленного южанина,лишь гурманский,экзотический и изысканный гарнир и украшательство.
Что может быть больнее,но и чище,сильнее, нежели непонимание тебя людьми близкими по всем земным признакам,расовым,языковым,обычаевым и т.д.Ты знаешь наверное,что это твой родственник,сестра,жена,или сын,но чужее ты никого никогда и не встретишь ни в какой заморской стране.Познав такое,все "путешествия","приключения","наказания" и "преступления" – дешёвый театр, но и увеселение и только.
                           *

Ты постигаешь тонкие материи,ты купаешься в них и однажды плавно перейдя от одного двуного и двухглазаого к другому,ты получаешь оплеуху,от которой в душе остаётся шрам,а в теле – боль.И ты теряешь способность путешествия по тончайшим орбитам,где открыто всё.И тем не менее,это и есть Опыт.
                           *

Мал,потому что невидим,а не потому что мало веса.Потому что люди видят не то,что велико,а то,что занимает много места.
                           *

Я сжимаюсь,я усыхаю как голова пленённого людоедами врага.Они,желающие занимать всё больше и больше места,придумали способ усушивать моё тело и мои размеры,не ведая,что я разрастаюсь от этого,а не наоборот.Но они видят,что хотят увидеть,и радости их нет предела от уменьшения меня и таких как я.
                           *

Когда в миру,точнее,в дне я был молод,или тело моё было вполне юно,я стремился ощутить себя точкой,живущей в вакууме,затем сам восхотел стать вакуумом.Похоже,это начало сбываться.Но тогда я не Минималиссимус.Это достижимо мною в будущем.Я ещё только прийду как Минималиссимус.
                           *

Для детей этих что объяснять?
В который раз – я отказался от власти над миром лжи,подделки и кажимости.Я уступил всё,что возможно.Я ни с кем не борюсь,ибо нет ничего в мире,за что следовало бы теснить другого.Призрачный мир и так исчезает и ускользает.Но где радость и богатство,которые не исчезнут?Неужели так и не догадываетесь?
                           *

Не лгу,не притворяюсь,не лицедействую,а унижению своему радуюсь: они глазеют все на меня и видят меня в ничтожестве полнейшем: какая радость от их заблуждения?Но горюю и плачу я за них,хотя выбрали путь свой.И пусть живут своей свинской жизнью.Пусть,хотя в хлеву зримом я,а не они.
                           *

Бедный мальчик!Это –я.Затвердевший в своём младенчестве.Нет!Это они сушат мою голову.Она уже почти размером в сливу.
                           *

Таков шепот и хрип Минималиссимуса!
                           *

Музыка.Из малого своего я услышал музыку сущего,которая не возникает и не исчезает никогда.Ибо я –ничто и никто.Но малейшее и нежнейшее проходит через меня,а шквалы и громы проскакивают сквозь меня не сотрясая.Так я мал и ничтожен!
                           *

Рукоделие.Но ток любой проходит через члены мои.Я вижу,я чувствую и малейшее,и злейшее напряжение мышц человеков и до меня задолго-задолго.Это и история,это тысячелетия,это поколения и поколения.Так я мал и мал.Минималиссимус.
                           *

Итак я плыву на шхуне под парусами и двигателем. В ней объединился каменный век и век космоса. И так должно быть, ибо это место заточения моего. Ибо так я ничтожен, так скован в неволе и так пребываю во всех временах,пылинка,влекомая малейшим да мощнейшим движением.Минималиссимус.
                           *

Я не видел моря,я жил морями.Я вдыхал и всасывал. Оно продувало и омывало меня.Оно качало и уносило.Оно укладывало и поднимало меня,безвольного и послушного ему.
                           *

Что – окрики двуногих собратьев,которые пробивались сквозь толщу – тончайшую моих прикосновений к вечному?
                           *

Я ем,я хожу по базарам,я слышу и вторю воплям: "купи – продай" - я наряжаюсь в костюмы этого представления, я лицедействую, оставаясь с глубинами морей и нежностью водорослей.Ветер продувает меня,сдувая бессмысленную накипь подмены.Минималиссимус.
                           *

Шхуна.Носительница женского.Женственного. Она пляшет,она качается. Она прекрасна и днём и ночью. Ночью – интимной,тайной красотой.Натянутые паруса своими сегментами проклеивают купол небес.Меж ними – сама необъятность и –письмена.Ветер гуляет в страницах чёрного небаЙХрам на воде,несущийся средь звёзд,в стихиях чистых, открытых!
Плещется,трещит,позванивает,покрякивает тишина в дуэте со стихиями и шхуной отзывающейся.Я тихо дышу,чем тише дыханье,тем больше входит в меня.Звёзды –окна града небесного,стран и стран.Я ухожу в них.В миру и днём –это "собачья вахта".Если это -собачье – что же тогда святость и красота?
                           *

Продолжают шелестеть языки мира или,точнее,надмирного.
Кто станет спорить со мною,что Бетховены и Моцарты выше этой красоты?Величье их разве в том,что они также были способны пропустить,услышать и воссоздать эти же голоса.
Долой спесь,господа эстеты от искусственных материй!Жжёт,выжигает,остужает и растит,взращивает из зерна побегЙА лучше – брызги рассыпающиеся.Не рост,а стремление и растворение.Приемленье и пустота в тишине.Я во всём и всё во мне.Минималиссимус.
                           *
br> Нет слов у молитвы.
Языки прекратили своё существование.
Остаётся шёпот. Скрип. Перезвон. Плеск волны. Тихое дыхание. Взмах крыльев.
                           *

Не стремитесь заглянуть в зажжённые окна звёзд.Бессмысленно.Но в бессмысленном растворении вы обретёте свою малость. Минималиссимус.
                           *

Мои любимые звучащие предметы преданы поруганию,и брошены в трюме под замком.Мои звучащие предметы молчат.Меня заставили молчать,ибо то,что я говорю – раздражает своею непонятностью. Я должен повиноваться. Я не принадлежу себе.Я становлюсь чужим себе. Я смотрю на себя потерянного и презираю себя. Нет, я более, чем доволен собой: я отрешился от себя настолько,что я парю над собой и другими,я потерял свою ничтожную личину. Я абсолютно одинок. Я –не одинок.Я- исчез. Я, Минималиссимус.
                           *


Некогда сказать. Некогда подумать. Некогда осознать.Чуть осторонь. Я там, чуть дальше, в стороне, рядом, но в стороне, дальше и ближе. Минималиссимус.

* * * * * * * * *

ЮРИЙ ЗМОРОВИЧ

go to Zmorovich English page

Yury Zmorovich English Page

Юрий Яремчук - композитор, саксофонист и кларнетист

Стихи и поэтические тексты на сайте letov.ru