на главную страницу сайта Сергея Летова!

ЮРИЙ ЗМОРОВИЧ

Почетный гражданин города Бирмингем (США), лауреат джазового фестива­ля в Кременчуге, авангардист и выдумщик до мозга костей Юрий Зморович — наш неординарный современник, затворник андеграунда, человек Мира.

Его талантов — не счесть.
Они проявляются в поэзии,
режиссуре театра и кино,
скульптуре, графике,
музыке. И везде и всегда
он неожидан, смел. Что задумал — то посмел.
В музыке он не только импровизатор. Использует не только «академи-­
ческие» иструменты, но и хлам, вроде
покрытой патиной времен стиральной
доски, которая в его руках звучит —
урчит. Зморович знает и любит джаз.
Играет его — где придется. Например, в подвале «Киево-Могилянской
академии».

За участие в фестивале искусств «Improv-96» власти Бирмингема на­градили почетного гостя почетной грамотой и символическим ключом от города. А творческими «отмычками» он владеет без помощи умельцев. Воз­можно, следующей наградой Зморро может стать Золотая стиральная доска.

графика Юрия Зморовича

Музыкант еtc. тонко чувствует притяжение сфер. Поэт еtс. ощущает фонетическую музыку звуков. Зморро почти полвека сочиняет заумные стихи. Они часто крохотные, как японские хокку. А себя называет Минималиссимус. Одним словом, мал золотник, да дорог.

Поэтическая заумь, словотворчество, филологические протуберанцы слова — «доски судьбы» Алексея Кру­ченых, Велимира Хлебникова, Александра Туфанова, питерских «обериутов». Потом — «поэзоантракт» (придумка Игоря Северянина). И так — до середины 1960-х гг., когда заумь вошла в лексикон смельчаков Москвы и Ленинграда. Зморро, пожалуй, единственный киевлянин — заумник от молоди ногтей — до седых волос.


В кино его привлекает мотив абсурда, неожиданного сценарного ракурса. В фильме «Александра Экстер. Портрет без лица» оживает Киев авангард­ной поры. В городе — тиф, обыски, голодняк. В доме Экстер — ученики, уроки авангарда, вызов мещанству.

Невероятно, но своим новым героем Зморро выбирает натурфилософа Григория Сковороду. В кадре нет этнографии ни на грош. Режиссер сосредоточен на внутреннем мире Сковороды, его музыке, поэзии, духовных откровениях. Его Сковорода — не позирует, он вообще не замечает камеры.

Фантазии Зморро раскрываются и в его замысловатых скульптурах. Они чем-то сродни муравьям-мутантам, почивающим в саркофагах из янтарной смолы. Эти маленькие монстры ощупываются глазом как рефрен творениям Зморро. Юру не увидишь на киевских тусовках. Для людей с фантазией он — невидимка. Его обитель — лабиринт, где Минотавр затосковал и захромал от одиночества.

Комплексы тают, как леденцы во рту. В творчестве Зморро — возрожде­ние свободной личности. Его юноше­ская энергия — световой поток, где звезды и люди — близнецы-братья. •

Игорь Дыченко,

Журнал AURA #3-4 (4-5) 2008

Yury Zmorovich English Page

Еще об украинских артистах на letov.ru:

Юрий Яремчук